100 Лет солдатской славы

Что знает среднестатистический гражданин на постсоветском пространстве о Первой мировой войне? Да фактически ничего.

В советское время историю, как тогда говорили, «империалистической войны», полностью перекрывала история войны Гражданской.
И поводам, причинам, ходу самого масштабного конфликта начала века внимания уделялось мало.

Подобная практика по сути продолжается и сейчас. У нас есть Великая Отечественная война. Точка.

Хотя, в принципе, даже с ней толком еще не разобрались. Но хотя бы пишутся книги и снимаются фильмы.

О качестве стоит помолчать, но это лучше, чем просто вакуум.

Про Первую мировую фактически ничего, или опять же все в рамках Гражданской войны. Была, дескать, «империалистическая» война, которая перетекла в Гражданскую, и все стало хорошо.

Всех победили.

А в то же время данный военный конфликт напрямую коснулся западных земель тогда еще Российской империи. Боевые действия шли на территории Польши, Украины, Беларуси.

Часть территорий была утеряна и оккупирована, что впоследствии породило еще и Советско-Польскую войну, но об этом как-нибудь в другой раз поговорим.

Сегодня же хотелось бы рассказать, откуда растут ноги у события одного из самых страшных, перевернувших мировоззрение людей и приведших к еще более страшному — Второй мировой войне.

Просим запомнить этот постулат. Именно итоги Первой мировой и породили Вторую.

Начнём, пожалуй, с того, что прогрессивная Европа постоянно воевала, причем не только с колониями, но и сама с собой. Тут вам и война за испанское наследство, и Семилетняя война, и наполеоновские войны, и множество других конфликтов.

Европейские державы то воевали друг с другом, то заключали союзы, в общем, шла нормальная «цивилизованная» жизнь.

Стоит понимать, что 1 августа 1914 года, то есть официальное начало Великой войны, произошло не просто так, никто не щелкал пальцем и не призывал щуку или джинна, чтобы все началось, этот процесс был достаточно длительным. Чуть более 40 лет.

Почему так? Все просто.

Начнем с того, что убийство эрцгерцога — это не повод для развязывания мировой бойни. Это предлог.

И предлог, весьма неплохо сформированный, ибо не было места хуже для визита Франц-Фердинанда, чем Сараево. И времени хуже найти было нельзя.

Или — лучше, если исходить из намеренной провокации и создания предлога. Что, собственно, и получилось.

Но открутим колесо истории немного назад.

К тому моменту, как на карте Европы появилось новое государство. Германская империя/Германский рейх/Второй Германский рейх.

Тут стоит пояснить что Первым рейхом немцы считали священную Римскую империю (962-1806), в которую в период наивысшего расцвета входили германские земли. Про Третий рейх, думаю, пояснять не надо.

Новая Германская империя появилась, как слон в посудной лавке, разгромив французов под Седаном и провозгласив своё создание в Зеркальном зале Версальского дворца.

А дальше началась даже не политика, хотя такой прыти от германских княжеств никто не ожидал. Но козырной немецкий туз Отто фон Бисмарк сыграл свою партию выше всяких похвал.

В результате новоявленная Германская империя не только победила, отобрала Эльзас и Лотарингию, но и сильно унизила Францию, до этого времени фактически бывшую гегемоном в континентальной Европе. Но политика не главное, главное — весьма богатые в экономическом плане области, доставшиеся Германии.

Вполне логично, что следующие 43 года Франция искала возможности для реванша. Немаловажным фактором стал и тот момент, что Германия опоздала к переделу мира и, в отличие от своих будущих оппонентов, не располагала обширными заокеанскими колониями.

А колонии — это на тот момент весьма приличный двигатель для экономики. Германская политическая и экономическая элиты считали вполне логичным своё включение в процесс разграбления всего остального мира, чем уже не одну сотню лет занимались Великобритания, Франция, Испания и Португалия.

Но эти ребята делиться не хотели. Что оставалось немцам? Начать свою экспансию, поддерживать оппонентов своих противников и все в таком духе. Например, во время англо-бурской войны 1899-1902 годов Германия поддерживала буров.

Немцы фактически сразу стали осуществлять попытки проникновения в «зону британских интересов» в Восточную и Юго-Западную Африку.

В связи с этим англичане отходят от политики «блестящей изоляции» (суть которой заключалась в отказе от заключения длительных международных военно-политических союзов во второй половине XIX века) и начинают формированию Антанты, союза, направленного исключительно против Германии.

С Францией дела обстояли фактически так же. Третья республика очень сильно пострадала от экономической экспансии Германии на территории своих колоний и привычных рынках сбыта.

Немецкие товары просто были качественнее при сопоставимой с французскими цене.

И решить простым, то есть военным способом эту проблему Франция не могла. Существовала реальная угроза повторения франко-прусской войны, в которой французы потерпели чувствительное поражение.

В связи с этим два некогда непримиримых противника, Великобритания и Франция, начинают сближаться друг с другом, видя в Германии общего врага.

Тем более что кайзер Вильгельм II делал все и даже больше, чтобы это произошло.

Были противоречия Второго рейха и с Российской империей. Это и строительство железнодорожной ветки Берлин — Багдад, что, по мнению Петербурга, угрожало законным интересам России на Балканах.

Плюс поддержка Германией Турции, у которой уже не одну сотню лет пытались отжать Константинополь и взять под свой контроль проливы Босфор и Дарданеллы и русские, и англичане.

На Балканах в связи с ослаблением Турции начали бодаться Сербия и Болгария. Обе страны имели значительные политические амбиции и стремились занять лидирующие позиции в регионе.

А болгары к тому же умудрились потерпеть поражение от сербов и греков за год до первой мировой, и рана эта был достаточно свежей. В общем, куда ни ткни, в то время в Европе одни сплошные противоречия и претензии.

Между тем в самом начале века случился ряд военных и политических конфликтов. Это и выше упомянутая англо-бурская война, и русско-японская война, в которой Великобритания активно помогала Японии дабы ослабить Россию, которая, в свою очередь, угрожала английским интересам в Средней Азии и на Дальнем Востоке.

Две Балканские войны 1912-1913 годов и два Марокканских кризиса, где схлестнулись Франция и Германия за контролем над Марокко.

И сложившийся к июлю 1914 года узел противоречий в Европе фактически мог быть разрублен только клинком под названием «война».

Войны хотели все. Германии нужны были новые земли.

Франции и Великобритании надо было окоротить Германию, слишком рьяно взявшуюся за строительство империи. Австро-Венгрия, Сербия, Болгария тоже были абсолютно не против «вернуть свое», потерянное ранее.

Османская империя, понеся большие потери в результате русско-турецких войн, проводила реваншистскую политику.

Взаимных претензий и, что самое важное, желаний политического и экономического толка было слишком много. Война за передел мира была просто неотвратима, вопрос стоял только за поводом.

100 Лет солдатской славы

А что Россия?

Парадокс в том, что территориальных претензий в плане колоний или в Европе у России не было. Колоний Российская империя не имела вообще, да и не особо в них нуждалась.

Отсюда политико-экономические интересы России лежали на юге и востоке.

Российские интересы на Дальнем Востоке были изрядно подорваны русско-японской войной, но вопрос оставался открытым. На юге же «вишенкой на торте» были турецкие проливы, Босфор и Дарданеллы, ради обладания которыми Россия могла ввязаться в мировую войну.

Более того, такие планы имели место быть, и они были реализованы через два месяца после того, как России объявили войну Германия и Австро-Венгрия.

Сказать же, что Россия прямо-таки желала участвовать в той войне, нельзя. Николай Второй, надо отдать ему должное, со своей стороны сделал все, чтобы войны не было.

Тем не менее, кайзер Вильгельм Второй даже не ответил на исходившее от российского императора предложение передать расследование событий в Сараево Гаагской конференции.

Слишком уж всем нужна была эта война.

Но она нужна была и российскому самодержавию. Причем обязательно победоносная война.

Именно победа в войне могла реально укрепить несколько пошатнувшуюся в результате неудач русско-японской войны и событий 1905 года власть.

Плюс ко всему повод к войне был просто великолепно осуществлен. Можно было бы какое-то время юлить перед союзниками, оттягивая вход России в войну. Но Сербия, как повод — это просто изящно сыграно.

Нападение на старого союзника России, за помощь которой дед Николая Второго, Александр Второй, получил почетное прозвище «Освободитель» (да, и за отмену крепостного права, но это дело внутреннее, а в Сербии по итогам русско-турецкой войны 1878 года его звали именно так), — это явилось тем поводом, который замолчать было нельзя.

Вся проблема тогдашней России была в том, что империя четко следовала своим союзническим обязательствам.

Не войди Россия на стороне Антанты на европейский театр военных действий, исход войны мог быть совсем иным. Проливы были бы у России и (возможно) Сербии и Болгарии, а немцы в очередной раз пьянствовали бы в Париже.

Четыре солдатские медали | Телеканал \


Англичане отсиделись бы за Ла-Маншем, а какие союзники и вояки из итальянцев, говорить даже не стоит.

Но это из области альтернативной фантастики, а в августе 1914 года русская армия начала свою войну. Пока на один фронт, второй был открыт только в ноябре.

Автор: Роман Скоморохов, Александр Прокурат

Похожие статьи:

Читайте также: