Чапаев – герой красной армии и фольклора

Все знают любимого персонажа неписанного эпоса – красного командира Василия Ивановича Чапаева. В чем причины своеобразной популярности начдива Василия Ивановича Чапаева?

В деревне Будайки, ныне оказавшейся в черте города Чебоксары, в феврале 1887 года родился человек, которому суждено было стать любимым персонажем советского неписанного эпоса – красный командир Василий Иванович Чапаев. Между тем в биографии реального, а не фольклорного Чапаева нет ровно ничего такого, что предвещало бы ему весьма своеобразную популярность в будущем.

В дореволюционной России он был бесстрашным солдатом — за годы Первой мировой войны Чапаев был награжден тремя Георгиевскими крестами, медалью, получил звание подпрапорщика. В Советской России стал талантливым командиром.

В начале 1918 года сформировал красногвардейский отряд и подавлял крестьянские восстания. С мая 1918 года он уже командовал бригадой в боях против уральских казаков и чехов, с сентября 1918 года — начальник 2-й Николаевской дивизии.

С апреля 1919 года командовал 25-й стрелковой дивизией, отличившейся во время контрнаступления красного Восточного фронта против войск адмирала Колчака.

Чапаев – герой красной армии и фольклора

В ночь на 5 сентября 1919 года казаки внезапно напали на штаб 25-й дивизии в Лбищенске. Чапаев со своими соратниками мужественно сражался против превосходящих сил врага.

Расстреляв все патроны, раненый Чапаев пытался переплыть реку Урал, но был сражен пулей и погиб.

Ну что в его боевой биографии могло послужить основой для бесчисленных анекдотов, что превратило его вместе с верным ординарцем Петькой и Анкой-пулеметчицей в комического персонажа? Почему не сочиняли анекдотов, например, про Буденного, Пархоменко или Щорса?

Может быть, это своеобразная плата за фантастическую популярность снятого о нем братьями Бабочкиными фильма? По десять, по пятнадцать раз смотрели мальчишки тридцатых годов эту картину.

А спустя десятилетия, когда советская система вступила в эпоху безверия, цинизма и едва скрываемого отвращения к былым идеалам, повзрослевшие и постаревшие мальчишки через анекдоты о некогда легендарном человеке выражали свое отношение к происходящему вокруг.

Или все дело в забавных сценах фильма, которые сами по себе стоили любого анекдота? Одно только объяснение места командира в бою на картошке достаточно вспомнить.

Но Чапаеву довелось стать героем не только фольклора и эпохального фильма. Фильм с Бабочкиным в главной роли, оставивший поразительно глубокий след в массовом сознании, как-то заслонил собой литературный первоисточник – книгу Дмитрия Фурманова «Чапаев».

А между тем эта книга – интереснейший источник информации о той эпохе.

Вот как комиссар чапаевской 25-й дивизии Фурманов описал своего командира и будущего героя книги: «Обыкновенный человек, сухощавый, среднего роста, видимо, небольшой силы, с тонкими, почти женскими руками; жидкие темно-русые волосы прилипли косичками ко лбу; короткий нервный тонкий нос, тонкие брови в цепочку, тонкие губы, блестящие чистые зубы, бритый начисто подбородок, пышные фельдфебельские усы. Глаза… светло-синие, почти зеленые — быстрые, умные, немигающие.

Лицо матовое, свежее, чистое, без прыщиков, без морщин. Одет в защитного цвета френч, синие брюки, на ногах оленьи сапоги.

Шапку с красным околышем держит в руке, на плечах ремни, сбоку револьвер. Серебряная шашка вместе с зеленой поддевкой брошена на сундук…»

Совершенно неподражаемо фурмановское описание первого знакомства со сподвижниками Чапаева:

«Через две минуты Федор (о себе Фурманов писал как о Федоре Клычкове – М. К.) видел, как один из гостей развалился у него на неубранной постели, вздернул ноги вверх по стене, закурил и пепел стряхивал сбоку, нацеливаясь непременно попасть на чемоданчик Клычкова, стоявший возле постели. Другой привалился к «туалетному» слабенькому столу, и тот хрустнул, надломился, покачнулся набок.

Walked in the Urals Chapaev — hero. Songs of the Civil war


Кто-то рукояткой револьвера выдавил стекло, кто-то овчинным грязным и вонючим тулупом накрыл лежавший на столе хлеб, и когда его стали потом есть — воняло омерзительно». Мягко говоря, хорошими манерами сподвижники начдива не блещут.

Во многих советских общежитиях и казармах за такое их бы могли изрядно поколотить.

Попробовал бы Фурманов написать так о советских командирах во второй половине тридцатых годов или позже. Ему бы в редакции быстренько объяснили принципы социалистического реализма.

Но он успел написать свою книгу в двадцатые годы, когда система еще не сформировалась, не закостенела. И благодаря этому мы можем из его «Чапаева» узнать много интересного об эпохе Гражданской войны. Вот такая, скажем, пикантная деталь во взаимоотношениях местных, уральских и приехавших «из центра» красноармейцев:

«Когда через несколько дней прибыл в Уральск Иваново-Вознесенский отряд в своих типичных «варяжских» шлемах с огромными красными звездами во лбу, когда он взял охрану города, по ткачам из-за углов открывалась хищная пальба: стреляли красноармейцы «вольных» крестьянских полков, у которых приехавшие ткачи отнимали и урезывали их бесшабашную «волю».

Как советская цензура 1930 – 1980-х годов допускала переиздания книги Фурманова, кто бы объяснил?

В общем, повезло Василию Чапаеву. Не только эпохальный фильм о нем сняли, но и книга, ему посвященная, весьма удачной оказалась.

Не всякому историческому персонажу выпадает такое.

Автор: Максим Кустов

Похожие статьи:

Читайте также: