Нам пора расширить определение «человеческого существа»

Науке достоверно известно, что люди начались с хомо сапиенс, эволюционного ответвления приматов. Тем не менее, в большей части того, что называется «человеческой историей» (то есть историей, начавшейся с изобретения письменности) большинство «людей разумных» не квалифицировались как «люди», и вовсе не потому, что они были слишком молоды или потому, что их возможности были слишком ограничены.

Нам пора расширить определение «человеческого существа»

Джон Брокман

В социологии мы обычно зовём на помощь «позорную троицу» — расу, класс и пол — чтобы охарактеризовать разрыв, который остался между обычным существованием человека разумного и нормативным идеалом полной человечности.

Можно подумать, что социология с момента своего создания была нацелена исключительно на то, чтобы прямо или косвенно приписать человечность как можно большему количеству «людей разумных». Но может оказаться и так, что простое пребывание в рядах хомо сапиенс — не является необходимым и достаточным условием для того, чтобы квалифицировать существо как «человека».

Рыбаки в уж асе отпрянули,из воды вылезло такое.Криптозоологи не могут объяснить,что это такое


Что случится тогда?

Выстраивая научные точки зрения на понятии «человек», лучшее, что мы можем сделать, это извлечь урок из различных республиканских демократий, где гражданство распространялось на тех, кого члены республиканской демократии были готовы рассматривать в качестве равных себе, в силу установленных государством прав и обязанностей.

То есть республиканское гражданство — это, в первую очередь, признание человека окружающими, а не какие-то государственные блага, дарованные гражданину его правительством.

Кроме того, в республиканских конституциях гражданство обычно определяется терминами, в которых нет никаких намёков на наследуемость этого гражданства.

То есть тот, кто был рождён в республике, не имел никаких привилегий по сравнению с тем, кто должен был зарабатывать себе гражданство. Традиционное выражение этой идеи состоит в том, что люди, родившиеся гражданами, как минимум обязаны проходить военную службу, чтобы подтвердить своё гражданство.

Открытие для вновь прибывших

С учётом научно обновлённой версии так называемые «права человека» правильнее было бы называть «гражданством человека».

Давайте представим, что указанная выше иммиграционная политика открытых дверей имела онтологическую, а не географическую природу. В этом случае не-хомо сапиенс могли бы получать разрешение переехать на территорию «человека».

Борцы за права животных, кстати, уже взяли на вооружение эту идею, и оценили её перспективность. С её помощью они могут продемонстрировать, что приматы и водные млекопитающие не только разумны, но и наделены высшими когнитивными функциями, в число которых входит то, что сегодня принято называть «ментальным путешествием во времени».

Под этим словосочетанием подразумевается способность ставить себе долгосрочные цели и добиваться их выполнения, поскольку предполагаемая ценность цели отодвигает на второй план все трудности, которые могут встретиться на пути к её достижению.

Это действительно неплохой эмпирический маркер, характеризующий независимость, необходимую для республиканского гражданства.

Но на практике борцы за права животных используют этот пункт в спорах о фактической сегрегации видов, требуя «раздельной, но равной» политики, в которой так называемые «права животных» дают им иммунитет от различных телесных повреждений, причиняемых человеком. И в такой трактовке этим «правом» могут пользоваться не только животные, но также дети и инвалиды.

Но дело в том, что претензии животных на определённые права не предполагают никаких обязательств с их стороны по отношению к людям. Так что сразу возникает вопрос об искренности активистов, когда они говорят о распространении «прав» на всех без исключения.

Но если борцы за права животных всё-таки искренни, они должны призывать к превентивной политике, к тому, что писатель-фантаст Дэвид Брин называл «подъёмом». Это явление, когда главный приоритет в государстве присваивается исследованиям, направленным на то, чтобы когнитивно привилегированные существа, независимо от своей природы и происхождения достигали определённого могущества, позволяющего им функционировать на равных со всеми остальными, что, в конечном счёте, можно будет рассматривать как «расширенный круг человечества».

Подобные исследования могут быть сфокусированы на генной терапии или на совершенствовании протезов. И в конце концов «государство всеобщего благосостояния» отнеслось бы серьёзно к своим обязанностям перед всеми теми, кто способен представлять людей, то есть перед совершенно независимыми гражданами Республики Человечество.

Тест на человечность

Идея того, что человеческое существо = хомо сапиенс всегда имела более прочную основу в богословии, а не в биологии.

В авраамических религиях заявляется чёткое превосходство голой обезьяны над всеми остальными существами. Эволюционисты всех мастей лишь разделяли живых существ по степеням их влияния, и лишь очень немногие из них ожидали, что какой-то конкретный образец генетического материала в какой-то определённый момент раскроется как «однозначно человек».

Появляется всё больше оснований думать, что в будущем, где какой-то вариант эволюции будет преобладать, республиканские теории гражданских прав, вероятно, смогут указать путь вперёд.

Эта перспектива предполагает, что каждому существу-кандидату нужно будет зарабатывать себе статус «человека», продемонстрировав соответствие определённым критериям, которые приняты в обществе, в котором он, она (или даже оно) собирается жить.

Тест Тьюринга может послужить хорошим прототипом, позволяющим исследовать совместимость кандидата с «расширенным кругом человечества», при этом он абсолютно нейтрален к материальной природе кандидата.

Ещё не поздно создать «Тест Тьюринга 2.0» на человеческое гражданство, причём этот тест должен охватывать всё многообразие видов существ, которые после его прохождения смогли бы жить среди нас, как равные.

Государственная политика социального обеспечения 2.0 могла бы быть разработана таким образом, чтобы тест мог пройти самый широкий круг существ-кандидатов — от углеродных форм жизни до форм кремниевых.

Тем не менее, устранив необходимость быть хомо сапиенс для того, чтобы претендовать на звание человека, мы сталкиваемся с политической ситуацией, сравнимой с политикой Евросоюза, которую он проводит при вступлении в него новых государств. Эта политика предполагает, что страны-кандидаты в члены Евросоюза обладают определёнными недостатками, но эти недостатки в принципе преодолимы.

Таким образом, перед вступлением в Евросоюз государству-кандидату отводится определённый период времени, в течение которого проверяется его экономическая и политическая стабильность, а также то, как государство обращается с собственными гражданами. После этого, шаг за шагом, происходит интеграция — начиная от свободного перемещения студентов и рабочей силы и заканчивая гармонизацией законодательной базы и распределением доходов между остальными государствами-членами союза.

Эти периоды взаимного приспособления могут быть весьма болезненны, но несмотря на это, процесс до сих пор отлично работал, а потому вполне может послужить моделью для онтологического союза человечества.

Похожие статьи:

Читайте также: