Пить и писать. писать и пить.

Пить и писать. писать и пить.

Список наиболее отчаянных пьяниц, чьи судьбы удивляют, страшат и в какой-то мере захватывают неистребимой страстью к этому пороку.
24 августа – двадцать лет со дня смерти Сергея Довлатова. Я все же на четырех работах: литература, радио, семья и алкоголизм, – писал он другу.

Алкоголь. Спутник литераторов вне зависимости от национальности и страны проживания. Впрочем, земляки Довлатова в последние 12 лет его жизни, американские писатели, здесь если не впереди планеты всей, то в первых рядах алкогольных энтузиастов.

Список наиболее отчаянных пьяниц, чьи судьбы удивляют, страшат и в какой-то мере захватывают неистребимой страстью к этому пороку.

Эдгар Аллан По.

Нареченный отец детектива пил так, что поверить сложно. При этом он говорил, в шутку, всерьез ли: К пьянству меня толкают окружающие люди. Приступы белой горячки были для По в порядке вещей, случались они регулярно.

Буйного писателя отвозили в больницу, где он общался с призраками и даже дрался с ними. С реальными людьми этот странный человек также не слишком ладил: после смерти своей кузины, на которой он был женат, По взял за правило предлагать руку и сердце всем подряд.

Постепенно на почве запоев он начал терять рассудок, а погиб от алкогольной передозировки. Его нашли ограбленным в канаве, привезли в клинику, где автор Убийства на улице Морг и умер спустя сутки от закупорки сосудов головного мозга.

Джек Лондон.

Лондон, чьи герои – мужественные люди, преодолевающие любые препятствия, сам таким не был. Верней, не хотел быть, но приходилось – неимоверными усилиями. Он работал по 17 часов в сутки, и за 15 лет писательства сочинил на 40 томов.

При этом страдал депрессией и алкоголизмом. К 37 годам Лондон стал самым высокооплачиваемым писателем в мире. И – устал. Ежедневная порция – тысяча слов – убивала его.

В ночь на 22 ноября 1916 года Джек Лондон покончил с собой. Рядом с телом нашли блокнот, в котором были цифры: перед смертью писатель вычислял необходимую дозу яда.

Скотт Фитцджеральд.

После выхода в марте 1920 года романа По эту сторону рая Фицджеральд становится богат и успешен. Через месяц он женится на Зельде Сэйр.

И они начинают прожигать жизнь вместе и на полную катушку. Вечеринки, поездки на курорты, всевозможные выходки – например, появление в голом виде на театральной премьере.

С самого начала алкоголя было много и становилось еще больше. В августе 1925 года в приступе ревности к мужу Зельда бросилась с лестницы ресторана у всех на глазах.

До этой выходки в ее поведении уже проскакивало что-то безумное, но уже после стало ясно – жена писателя больна. В 1930-м ей поставили диагноз шизофрения.

Зельда почти все время находилась в клиниках, а Фитцджеральд отправился из Парижа, где они жили последние годы, в Голливуд. И стал сценаристом.

Он продолжал усиленно пить, уйдя в запой, превращался в жестокого тирана и умер в 1940 году в доме своей новой возлюбленной от сердечного приступа. Спустя восемь лет в пожаре, случившемся в клинике, погибла Зельда.

Все эти восемь лет она постоянно разговаривала с мужем – отказывалась верить, что его нет.

Эрнест Хемингуэй.

Незадолго до смерти Хемингуэй поинтересовался у одного из приятелей: Что бывает с человеком, когда он вдруг осознает, что уже не напишет тех книг, которые обещал себе написать? Попытки покончить с собой писатель предпринимал неоднократно: сочинял предсмертные записки и даже хотел выкинуться из самолета, когда летел в психиатрическую клинику на излечение.

Выброситься ему не удалось, курс он прошел и был признан врачами здоровым. Вернувшись домой, Хемингуэй продержался недолго.

2 июля 1961 года, пока жена спала, он взял любимое ружье, вставил дуло в рот и нажал на курки большим пальцем ноги. Стреляться – это в семье Хемингуэя наследственное занятие: в 1928 году из пистолета застрелился отец писателя.

Позже эстафету подхватил брат Эрнеста, Лестер – спустя 21 год он также убил себя из ружья.

Джон Стейнбек.

В 1947 году по заданию американской газеты Джон Стейнбек – вместе с именитым фотографом Робертом Капа – приехал в Советский Союз, чтобы написать серию репортажей. У них было много встреч, американцев возили по стране, везде они видели Россию причесанную, подготовленную к их визиту.

И вот однажды, утомившись от официоза, Стейнбек решил посмотреть настоящую жизнь русских. Он вышел из московского отеля один, без провожатого, и отправился гулять по столице. Догулялся до того, что напился в компании алкашей (!) и заснул на скамейке.

Разбуженный милиционером, Стейнбек заученно произнес: Я американский писатель. А-а-а, Хемингуэй! – обрадовался милиционер.

Стейнбек, который терпеть не мог Хемингуэя, страшно оскорбился.

Уильям Фолкнер.

Фолкнер был пьяницей наследственным – его отец и дед тоже пили не просыхая. Писатель, проживший почти всю жизнь в провинциальном городке, предпочитал пить в одиночку.

Это была тяжелая и опасная работа: за пристрастие к алкоголю нобелевский лауреат заплатил периодически наваливавшимися на него истощением, язвой, ранениями, переломами, провалами памяти и прочая, и прочая. Умер он, свалившись с лошади.

Уильям Стайрон.

Стайрон, один из классиков американской серьезной литературы, пил 40 лет подряд. Аукнулось это весьма неожиданным манером. В возрасте 60 лет Стайрон заработал непереносимость алкоголя.

Один глоток – и у него начинались тошнота и кошмары. Стайрон перестал пить, однако без привычных вливаний ему было еще хуже.

Он впал в депрессию и попал в психиатрическую больницу. Оклемался и написал – по следам своего пребывания в дурдоме – книгу Зримая тьма.

Прожил после этого Стайрон еще 15 лет, умер в возрасте 86 лет. Не пил.

Страдал ли от вынужденной трезвости, мы не знаем.

Чарльз Буковски.

Буковски – один из тех, кому алкоголь приносил радость и даже пользу. И совсем не тяготил. Буковски, открывший для себя опьянение в детстве, сразу понял – вот то, что сможет сделать его счастливым.

Так и вышло. Он пил всегда, пил везде, предпочитая пиво и вино, и прожил 74 года. Буковски искренне любил алкоголь, и тот платил ему взаимной симпатией.

В 24 года писатель ударился в десятилетний запой, который закончился внутренним кровотечением и умиранием на койке в больнице для нищих. Его выходили, однако строго-настрого запретили пить: бутылка пива – и вы мертвец, сказали врачи Буковски.

Выйдя за пределы клиники, потенциальный мертвец не спеша отправился в ближайший бар и напился до чертиков. И ничего с ним не случилось. Известность пришла к Буковски в 51 год, после выхода первого романа Почтамт.

В 70-е он написал все свои главные книги и превратился в культового автора. А в следующем десятилетии Буковски настигла настоящая слава.

Он стал вполне обеспечен и последние годы жил в доме с бассейном, не изменив, впрочем, своему привычному образу жизни: играть на скачках, писать почти каждую ночь, слушая классическую музыку и попивая красное вино.

Сергей Довлатов.

Жена моего брата говорила: Боря в ужасном положении. Оба вы пьяницы. Но твое положение лучше. Ты можешь день пить.

Высоцкий: \


Три дня. Неделю. Затем ты месяц не пьешь. Занимаешься делами, пишешь. У Бори все по-другому.

Он пьет ежедневно, и, кроме того, у него бывают запои. (Записные книжки) Исчерпывающая в определенном смысле реплика, показывающая как силу привычки пить, так и способность отнестись к этой привычке с юмором. Настолько, насколько возможно относиться с юмором к этой, в общем, страшной болезни.

Друзей у меня не так много, раздражительность увеличивается с каждым запоем, а главное, я все же на четырех работах: литература, радио, семья и алкоголизм, – писал он другу. То, что в книгах Довлатова выглядело по-своему захватывающе, даже пьянство, в реальной жизни вряд ли было столь привлекательно.

Джон Чивер.

Американский писатель Джон Чивер советовал сыну: Никогда не носи красных галстуков, не спи в брюках с женщиной и не пей пива после виски. Сам он пил и виски, и пиво, и все вместе.

Писатель, которого называли американским Чеховым, был замечен во множестве пороков, и пьянство было лишь одним из них. Бисексуальность – а в те времена (середина прошлого века) это был порок, заставляла Чивера мучиться.

Тем не менее, он прожил в браке с женой 41 год, но постоянно ходил налево, в основном с мужчинами. В пригороде Нью-Йорка, где он жил, у Чивера была еще та репутация: и после его смерти в 1982 году жители вспоминали дебоши писателя, и купание в голом виде в фонтане, и уединение с юношами в лесу.

Любивший русскую литературу, бывавший в СССР, Чивер писал: У меня с русскими есть три общих свойства: любовь к крепким напиткам, энтузиазм и умение покрасоваться. В конце жизни он отказался от спиртного и окончательно понял про себя, что является гомосексуалом.

Юджин О’Нил.

О’Нил – наследственный алкоголик: в его семье пили все. Отец, актер Джеймс О’Нил, начинал день с коктейлей, брат Джеми уже к двадцати годам был сформировавшимся алкоголиком.

Мать немного выбивалась из этого ряда – она употребляла наркотики. И вся семья боялась Юджина – он представлял опасность для окружающих, когда напивался.

Однажды в студенческом общежитии после бутылки абсента он перевернул всю мебель и пытался пристрелить приятеля. Знаменитый драматург ничего не боялся и употреблял внутрь все подряд, включая разбавленный лак. Любое огорчение заставляло его напиваться вусмерть.

Ни строчки на трезвую голову – таков был девиз О’Нила. Правда, последние двадцать лет он не пил, так как серьезно заболел (болезнь Паркинсона).

Болезнь, впрочем, не помешала О’Нилу писать.

Трумэн Капоте.

После выхода Завтрака у Тиффани Капоте стал звездой. Он постоянно посещал вечеринки, пил, употреблял наркотики, спал с мужчинами – известными и неизвестными. Пил и писал. В итоге к середине 70-х Капоте превратился в развалину, конченого алкоголика.

Ездил по Нью-Йорку на своей роскошной машине, скучал и болел. Алкоголь он потреблял по поводу и без, терпеть не мог, когда ему мешали напиваться, регулярно устраивал скандалы. В последней своей книге, опубликованной под псевдонимом, рассказал о себе всю правду.

Книга вышла после его смерти.

Автор: Игорь Кузьмичев Fashiontime.ru — самая интересная информация о моде и одежде

Похожие статьи:

Читайте также: