Смотрим, как в петрозаводске веселились и жгли чучело масленицы

Зима ушла – в столице Карелии ее прогнали, как минимум, три сгоревших «Масленицы» и полное небо солнечно-желтых воздушных шариков.К полудню Прощеного воскресенья (когда начались гуляния по поводу проводов зимы) народ, похоже, только просыпался. Тогда на площади Кирова можно было без всяких очередей откушать блинов, поиграть валенками в «городки», отметить победу сладкой ватой, потом забить пару-тройку гвоздей (мальчишки, не слушайте пап – мамы очень даже умеют забивать гвозди, особенно на спор), за 30 рублей выловить приз из бочки, поугыдывать в «чудо-самовары» (эдакие большие «наперстки»), поспорить, кто кого перескачет в неудобных шароварах или перепрыгает через скакалку, ну и как издавна заведено, залезть за призом на столб (что получалось далеко не у всех).

Смотрим, как в петрозаводске веселились и жгли чучело масленицы

Все это можно было сделать и позже, но уже часа через полтора на главной площади столицы Карелии было так много народу, что масленичных угощений и развлечений приходилось дожидаться в очередях. Однако это никак не сказалось на общем желании распрощаться с зимой сейчас и безвозвратно — солнце не только светило, но и грело, да еще и желтые воздушные шарики, как маленькие солнышки, висели над головами людей по всей площади Кирова.

В тюменской воспитательной колонии сожгли чучело Масленицы


Танцевали кадриль, водили хороводы, перетягивали канаты, перепрыгивали семьями друг друга в длину, вышину и все в ожидании самого главного события — сожжения «тетки-масленицы», расположившейся в паре метров от указывающего на нее перстом каменного Кирова.

Сожгли, конечно. Сгорела быстро. Радоваться этому или нет (ну, в смысле, будет ли весна скорой и теплой) – никому доподлинно неизвестно. Однако по пути домой бабушки рассказывали внукам, что раз уж «масленица» в этот год сгорела быстро, то весна будет как раз скорой и теплой.

Эх, ваши бы слова да богу в уши, как говорится.

Между тем еще одни гуляния были на набережной Онежского озера неподалеку от мэрии. Здесь тоже можно было откушать блинов, а еще попробовать себя в качестве звонаря и полюбоваться (а некоторым было не страшно попробовать себя) на работу зодчих, топорами вытесывающих «лепестки» для церковных куполов.

Немножко смутили цыгане, составившие музыкальное наполнение праздника на набережной – просто как-то неожиданно и необычно это показалось. Зато порадовала утка – оказывается, не только Джо и Чендлер из «Друзей» спасают утят и потом растят их в тепле и заботе.

Наши карельские женщины «на утку» (домашнюю, очень даже живую, откормленную и осознанным кряканьем реагирующую на слово «рыба») ловили зевак и собирали «по рублику» на развитие карельского языка. Странно, но не жалко – утенка же спасли и вырастили роскошную и, судя по всему, умную утку.

Пусть будет карельский язык.

И здесь тоже сожгли «Масленицу». Она, правда, была без мордашки и одежд, эдакое нагромождение веточек (так называемый «old-school»), но тоже пошла в зачет проводов зимы.

А еще на Октябрьском проспекте заметили догорающие останки «Масленицы» — в итоге, как минимум, 3:0 в пользу весны.

Но главным «блином» стали выпущенные в небо на площади Кирова солнечно-желтые воздушные шарики. Прежде, чем сжечь главную «Масленицу» на площади Кирова, ведущий позвал на сцену всех детей с желтыми воздушными шариками, и они как из-под земли повыскакивали — будто все время до этого старательно прятались в ожидании момента, когда их позовут на сцену.

Хором отсчитали в обратном порядке от десяти до «Пуск», люди на площади отпустили воздушные шарики, и небо на несколько секунд стало желтым с прожилками – как тоненький просвечивающий масленичный блин. И, правда – скорее бы весна!Смотрим, как было весело.

Похожие статьи:

Читайте также: