Важеозерский монастырь судится с местными жителями

Заметка «Карельская епархия претендует на Дом офицеров» получила большой резонанс. Однако история, которую мы расскажем сегодня, еще более спорная.

Важеозерский монастырь, занимающий добрую часть Интерпоселка в Олонецком районе, не поделил с местными жителями дом и клочок земли. Игумен обратился в суд с иском о выселении.

Мирские в панике и ищут правды во всевозможных инстанциях.

Вячеслав Дерягин

— В этом доме я прожил почти всю свою жизнь, — рассказывает Вячеслав Дерягин, показывая на покосившееся неприглядное строение. — В 1960 году дом был предоставлен леспромхозом своим труженикам, на четыре семьи. По 1/4 на семью.

Одна четвертина была выделена моей маме, которая трудилась на лесоповале сучкорубом. Когда освободилась соседская четвертина, мы стали пользоваться и ей тоже (весь сыр-бор как раз из-за этой комнаты в 10 метров и маленькой кухни — прим.

Daily), чтобы не мешать престарелой матери.

В 1991 году власти передали строение жителям, постоянно в нем проживающим. Петр Азаров, сегодня, как и семья Дерягиных, боится остаться без жилья.

— Пять-шесть лет назад в пустующую четвертину нашего дома въехали Гусаренко — семья сотрудника монастыря, — говорит Азаров. — Мы не возражали. Тем более, они обещали съехать, когда построят себе дом.

Однако в декабре 2011 года Дерягины получили повестку в суд по исковому заявлению Важеозерского монастыря о выселении семьи из квартиры, которой они пользовались больше 20 лет.

— Каким-то хитрым образом у монастыря появились документы на половину дома, — говорит Вячеслав Дерягин. — Зачем ему понадобилось отслужившее свой век строение?

Иеромонах Иоанн

Мы попытались задать этот вопрос непосредственно отцу Иллариону (иск в суд подан за его подписью), но батюшка отказался общаться с журналистами. Вместо себя он отправил на встречу иеромонаха Иоанна.

—  Вообще-то Дерягиных никто не выселяет, — начал беседу молодой мужчина.

Показываем иеромонаху иск о выселении, подписанный Илларионом.

— Это встречный иск!

— Навстречу чему он возник? – спрашиваем, — Дерягины никаких исков в отношении Важеозерского монастыря никуда не подавали.

Оказывается, Гусаренко где-то услышали про то, что Дерягины и Азаров собираются претендовать на бесхозную часть своего дома, и порядком перепугались: они-то живут в доме на птичьих правах, без прописки. Монастырские решили атаковать первыми.

Иеромонах уверяет, что личные неприязненные отношения с Дерягиными к делу никакого отношения не имеют. Говорит, они просто хотят отвоевать свое. Но по документам понять, где это «свое» находится, почти невозможно.

С бумагами полная неразбериха. У Дерягиных есть бабушкино свидетельство о праве собственности на весь дом, датированное июлем 1993 года.

У монастыря есть свидетельство о праве собственности на половину этого дома, датированное ноябрем того же года.

— Бумаги явно друг другу противоречат, — соглашается иеромонах.

При этом на документах стоит одна и та же печать, и даже визировал их один и тот же человек.

— Значит, у кого-то что-то нелегально прошло, — приходит к очевидному выводу Галина Гусаренко.  — Так задайте себе вопрос: неужели батюшка пошел бы на такое? Неужели монастырь бы пошел?

Да никогда!

Главная загадка этой истории в том – как монастырь вообще оказался ее участником, если в августе 1991 года, когда дом списывался с баланса и отдавался в собственность жителям, никто из служащих Важеозерского монастыря в нем не жил?

Важеозерский монастырь судится с местными жителями

В процессе разговора с Иоанном выяснилось, что монастырь претендует не только на половину дома, но и на землю около него. Как раз на ту часть, где Дерягины уже успели построить небольшой домик для младшего сына.

То есть, не ровен час, в суде может окажется еще один иск о выселении. И это несмотря на то, что на землю, которую монастырь считает своей, у Дерягиных давным-давно оформлено право собственности.

И на строительство домика разрешение имеется.

Важеозерский мужской монастырь (Карелия) — ПроСтранствия — Радио Вера — Елицы


— У нас тоже есть документ на эту землю,  — говорит иеромонах Иоанн. – С 1993 года она принадлежит монастырю.

— Почему они 20 лет молчали? – недоумевает Татьяна Дерягина. – Неужели готовы из-за этой рухляди развязать войну с коренным населением поселка?

Кстати, в Интерпоселке жителей, постоянно там обитающих, всего два десятка.

Надпись на трубе дома раздора

— Раз Дерягины столько лет живут в этих квартирах, раз есть решение властей, которые передали этот дом жителям, раз у них тоже есть документы, почему бы монастырю не оставить людей в покое? — спрашиваем. — Вы не хотите жить мирно с местным населением?

— Мы очень хотим. Очень, — говорит иеромонах.

— Тогда зачем все это? Выселение, суд… Вы же святые люди.

— Ну и что, что святые? Это же не значит, что мы все можем раздарить!

Илона Радкевич

Похожие статьи:

Читайте также: