Женщина без прав

В свое время скандал вокруг развода главы мусульманской общины Карелии Висам Али Бардвила и матери троих его детей Виктории Вебер взбудоражил всю Карелию. И не только Карелию – об этой не совсем красивой истории даже показали сюжет в передаче «Профессия: репортер» по НТВ.

Без права на защиту! Новая полиция — старые методы.


Напомним, бывшая жена обвинила муфтия в том, что он не заботится о своих детях и скрывает истинные доходы, не желая платить нормальные алименты. Распря до сих пор не забыта – люди звонят и интересуются в интернете, как сложилась судьба Виктории Вебер и что сейчас делает Висам Али Бардвил.

Мужской мир

Напомним, Виктории Вебер рассказывала, что сообщение о разводе она получила неожиданно. Муж прислал ей СМС с обескураживающей новостью, когда летом 2008 года она была с детьми в мусульманском лагере. Вскоре Бардвил оформил развод и оставил Викторию с пятью детьми.

Сам же муфтий привез себе новую жену из Марокко (потом обзавелся и второй). При этом денег на содержание детей, как утверждала Вебер, почти не давал.

Во всяком случае, на жизнь не хватало.

До развода Вебер работала руководителем аппарата духовного управления мусульман Карелии. Муж платил ей зарплату – порядка 25 тысяч рублей в месяц. Сам получал больше шестидесяти. Однако после развода он уволил жену, а устроиться в другое место женщина не могла.

Не было высшего образования (муж не разрешил ей доучиться на матфаке), ей уже за сорок, на иждивении пять детей. И, наконец, в миру она, как положено мусульманкам, не снимает платок, что тоже  отпугивало потенциальных работодателей.

Спустя год полунищего существования Викторию взяли работать водителем в такси. Она стала первой в истории Карелии женщиной-водителем, а потом и инструктором по вождению, севшей за руль в хиджабе.

Чтобы прокормить семью, вкалывала по 12 часов в день.

Женщина без прав

Муфтий, по словам бывшей жены, давал на детей от силы 3-4 тысячи рублей в месяц. Виктория решила подать на алименты. Суд постановил, что Висам Али должен отдавать 3/8 от своих доходов.

По мнению Вебер, бывший муж специально снизил свою официальную зарплату до 11 тысяч 700 рублей. Женщина обращалась в мусульманскую общину Карелии за поддержкой, но, по ее словам, мусульмане отвернулись от нее.

Оно и не удивительно – мусульманский мир очень мужской.

У Виктории накопилось немало обид на бывшего мужа. Она открыто заявляла, что больше никогда не выйдет замуж за мусульманина.

И даже опубликовала в интернете запись телефонного разговора, в котором мужской голос, очень похожий на голос карельского муфтия, называл ее шайтаном.

Сам Бардвил представлял ситуацию иначе: во-первых, из пяти детей его только трое. Остальных Виктория родила в первом браке.

Во-вторых, он якобы действительно зарабатывает чуть больше 11 тысяч рублей в месяц. Мол, его зарплата зависит от грантов и пожертвований исламских общин мира, поэтому порой в месяц выходило 3 тысячи рублей, а порой – и все 70 тысяч.

После развода муфтий, когда мог, давал на детей до 20 тысяч рублей. Но в тот момент, когда разгорелся скандал, финансовое положение ухудшилось, и он не мог платить большие деньги.

Муфтий подозревал, что весь сыр-бор бывшая жена затеяла, чтобы отобрать  половину мечети, которую считала совместно нажитым имуществом. И уверял, что очень хочет видеться с детьми, да только ему запрещают.

Муфтий вернется

Теперь в Карелии духовный лидер мусульман появляется наездами – по республике даже пошли слухи о том, что он скоро окончательно переедет в Мурманск и займет пост имама Общины мусульман Северо-Запада. И что из Карелии его чуть ли не выжила бывшая жена – якобы после скандала муфтию неловко тут оставаться.

Сейчас Бардвил – заместитель имама. С  поста муфтия Карелии ему пришлось уйти.

Как объясняют в духовном управлении мусульман Карелии, Висам Али не мог одновременно быть и карельским муфтием, и председателем общины мусульман республики. Поэтому для Карелии выбрали нового муфтия, Бардвил же стал муфтием Петрозаводским.

Слухи о его скором переезде в духовном управлении опровергают. Говорят, в Мурманске сейчас идет становление мусульманской общины, поэтому Бардвилу и приходится там чаще бывать.

Но раз в две недели его всегда можно застать в Петрозаводске. А как только все дела в Мурманске будут закончены, муфтий обязательно вернется в Карелию.

Что касается Виктории Вебер, то она полностью отошла от религии. Инструктором по вождению больше не работает и платок на голове не носит.

На вопрос, какое у нее сейчас вероисповедание, Вебер ответить так и не смогла.

— Это очень сложный для меня вопрос, — объяснила она, — И у меня нет на него ответа. Пока я стараюсь вообще не думать о религии и о своем вероисповедании. Мои дети – мусульмане. И я уважаю их выбор. Для кого-то эта религия действительно хороша.

Но меня мусульмане Карелии не поддержали в трудный момент. Религию я в этом не виню, но этот случай нанес мне тяжелую душевную травму.

Лишение прав

А недавно с Вебер произошел еще один неприятный случай: летом ее задержали за вождение в нетрезвом виде. Как сказано в документах суда, Виктория отказалась от медицинского освидетельствования, пыталась скрыться с места происшествия и якобы даже проявила агрессию по отношению к инспекторам ГИБДД – хватала их за форму, размахивала руками.

Суд лишил женщину прав на полтора года, а вот административное дело по факту неповиновения требованиям сотрудников полиции было прекращено за отсутствием состава преступления. Стражи порядка так и не смогли предъявить видеозапись, на которой должно была быть запечатлена некрасивая сцена.

Вебер пыталась обжаловать решение суда о лишении ее прав, но петрозаводский городской суд оставил его без изменений. Сейчас женщина вместе с адвокатом готовит жалобу в верховный суд Карелии, она уверена, что ни в чем не виновата:

— В тот вечер знакомый попросил забрать его. Он выпил, и от него сильно пахло алкоголем.

Поэтому когда сотрудники ГИБДД остановили меня, и я открыла окно, из салона машины раздался запах спиртного. Они почему-то подумали, что это от меня пахнет, начали составлять протокол.

На все мои объяснения никто и внимания не обратил, они мне даже медицинское освидетельствование не предлагали пройти, просто посадили к себе в  машину, пихали какие-то документы под нос, чтобы я их подписала. На суде я увидела их рапорт, где один из сотрудников пишет, что даже не дежурил в этот день.

Но при этом он как-то умудрился меня задержать.

Сейчас Виктория ездит с временными правами. Несмотря на всю странность ситуации, в которой она оказалась, никого не винит.

Говорит, это – просто случайность.

После того, как Вебер ушла из автошколы, она организовала фирму, занимающуюся туристической деятельностью. Занимается она и общественной деятельностью: Виктория – руководитель организации, где женщинам оказывают помощь, в том числе и правовую.

Правда, признается, активной деятельности они пока не ведут.

— Дети, школа, дом – все на мне, — говорит Вебер, — Поэтому нам удается реализовать максимум один-два проекта в год. На большее времени не хватает.

С бывшим мужем я не общаюсь, когда пытаюсь ему звонить, он даже трубку не берет. Вопрос с алиментами мы так и не решили, суды идут до сих пор. Но дети с ним иногда  общаются. Что еще можно о моей жизни сказать? Живу, иду вперед, стараюсь ради детей.

Вот и все, пожалуй.

Ксения Сорокина

Похожие статьи:

Читайте также: